April 14th, 2018

Ласочка

«Павловск» МЩ, заметки

текст

Для начала, упоминаемый вокзал и вообще всё, что там происходит, — не в Павловске (который остаётся недосягаемым). Это может быть, к примеру, Витебский вокзал (самый красивый в Питере), или Царскосельский (г. Пушкин), или, допустим, какая-то станция между Павловском и Оредежем (что маловероятно — по всему, вокзал довольно крупный, очередь и пр., а на этом перегоне только Вырица ещё туда-сюда, но всё равно она не оч. подходит, имхо, а вообще, очень литературная ветка). Озадачивает «Вокзал разросся вширь» — размеры двух, казалось бы подходящих, исторических зданий на указанном промежутке (конец XX — начало XXI века) не менялись. Думаю, это скорее метафора.
Временной промежуток не очень большой, хотя и ощутимый. Модный акын не успел устареть. И что это за акын, интересно, такой долгоиграющий? Думаю, скорее эстрада. Из радиостанций на средних частотах (300—3000 кГц) на околопитерском вокзале могло бы звучать что-то более-менее официальное и консервативное: «Маяк», «Орфей» (больше классики)? Чистая эстрада скорее на УКВ... Допустим, «средние» — тоже скорее метафора (на усреднённый, средний вкус). Притом правда, которую режет акын (что вижу, о том пою), — то ли нечто «злободневное», то ли, наоборот, «вечные истины», всё одинаково скучное для живой души, проживающей «здесь и сейчас» во всём его личном своеобразии и многозначности (и ад — застывшая противоположность этому).
Больше всего, по-буквоедски, мне нравится «Правде цена – медный алтын»: готовая поговорка «грош цена» = «(медный, ломаный) грош цена (в базарный день) кому чему» преобразилась в нечто многослойное. Алтын, на первый слух, это монета 3 копейки, и без того медная — зачем уточнять, казалось бы? Однако в прежние времена алтын бывал и серебряным, а само слово означает «золото» на татарском, так что вот через такой крюк таки возвращаемся к трёхкопеечной монете, в которую превратился грош (не иначе, вследствие той же инфляции), но уже на фоне спирального времени.